заказ звонка

Как одевали картины в XIX веке. Лысенко О. ( Государственный Русский музей)

Илл.1

Илл.1

В какие рамы одевали картины в XIX веке

Какие рамы выбирали для картин в России в XIX веке? Вопрос этот требует расширенного ответа.

Прежде всего, весьма значительным событием стало появление в начале XIX века прекрасных в своей строгой красоте рам в стиле ампир (илл. 1). Для них характерны глубокие галтели, строгие с ровными краями силуэты и классический орнамент в виде ионика, листьев аканта, жемчужника, ракушки, пальметт и изящно закручивающихся веток, симметрично располагавшихся в углах. Рамы эти одинаково хорошо сочетались с живописными произведениями, выполненными в различных жанрах. Так, благодаря своему характерному глубокому профилю ампирные рамы визуально увеличивали глубину изображенного на картине пространства, поэтому они были идеальным дополнением произведений, с изображенным в них пейзажем либо интерьером (батальных и жанровых сцен, полотен на мифологические сюжеты). Также гармонично ампирная рама сочеталась с портретом, благодаря своему дизайну акцентируя внимание зрителя на изображенной модели и одновременно являясь изысканным строгим украшением живописного полотна. Поэтому неудивительно, что рамы эти пользовались большой популярность как в период увлечения стилем ампир, так и в последующее время, вопреки меняющейся моде. Во второй половине XIX века изготовители нередко добавляли к декору ампирных рам новые элементы орнамента (к примеру, на раме к одной из картин  И.Шишкина можно увидеть угловые украшения в виде папоротника), поэтому, строго говоря, называть такие рамы «ампирными» нельзя, хотя они сохранили характерные черты стиля начала века.

Илл.2

Илл.2

Если рамы ампирного типа (условно назовем их так) можно было увидеть в домах представителей различных сословий, в том числе и в императорских дворцах, то бидермайер был далеко не столь распространен. Владельцы пышных, богато декорированных интерьеров, как правило, не заказывали рамы в стиле бидермайер. Зато купцы, некоторые представители интеллигенции охотно вставляли в них портреты и жанровые сцены. Художник П.Федотов – представитель стиля бидермайер в русской живописи в картине «Разборчивая невеста» делает рамы в этом стиле – золоченые, с мягко изгибающимся внешним краем, с лепным растительным орнаментом в углах и по серединам листелей – одним из главных украшений комнаты, в которой разыгрывается комичная сцена (илл. 2). Кстати, и сам П.Федотов любил такие рамы и нередко вставлял в них собственные картины. Их можно увидеть сегодня с экспозиции Русского музея.

В эпоху правления Николая I в моде был стиль рококо. Рамы в стиле рококо изготавливались двух типов: одни повторяли элементы декора русских рам елизаветинского времени, другие – элементы декора французских рам в стиле     Людовика XV. Это были великолепные, богато декорированные рамы, с резным орнаментом из причудливо закручивающихся стеблей и листьев, цветов, С-образных завитков. Над их созданием работали лучшие резчики, и, безусловно, такие рамы могли позволить себе лишь императорский двор и богатая аристократия. Какие картины украшались рамами в стиле рококо? Портреты, произведения на библейские сюжеты, пейзажи. Особенно эффектно в рамах рококо смотрелись портреты представителей правящей династии: пышные складки одежды из шелка и бархата, выразительные позы портретируемых как нельзя лучше сочетались с роскошным золоченым резным обрамлением.

Илл.3

Илл.3

Аристократические вкусы того времени в полной мере иллюстрируют обрамления некоторых заказных портретов модного живописца К.Брюллова. К примеру, портретов А.Перовского и его племянника А.Толстого (илл. 3) из собрания Русского музея. Кстати, и являющийся авторским повторением автопортрет К.Брюллова 1848 года (из того же собрания), написанный по просьбе графини С.Бобринской, также вставлен в заказанную графиней раму рококо. А вот для знаменитого Брюлловского полотна «Последний день Помпеи» во Франции была заказана рама в стиле ампир с идущим по всему периметру ритмично повторяющимся орнаментом в виде пальметт. Именно благодаря такому расположению орнамента взгляд зрителя не акцентируется на конкретных деталях, а блуждает по всему полю картины, выхватывая отдельные детали и персонажей, ставших невольными участниками страшной исторической драмы.

     Уникальная рама в стиле рококо украшает не менее знаменитое живописное полотно «Девятый вал» кисти И.Айвазовского (собр. ГРМ). Здесь среди характерных для рококо элементов орнамента, причудливо изгибающихся «в такт» изображенным на картине волнам, можно увидеть нетипичное для данного стиля изображение морской раковины. Эта рама, составляющая с картиной единое гармоничное целое, была специально создана для пейзажа, возможно, по рисунку И.Айвазовского. Во всяком случае, в Императорский Эрмитаж «Девятый вал» поступил вместе с этой рамой от самого художника.

Илл.4

Илл.4

Среди обрамлений картин И.Айвазовского данная рама является исключением. Как правило, художник подбирал для своих пейзажей совсем другие рамы. Некоторые из них и сегодня можно увидеть в его музее в Феодосии. Одни рамы – с широким гладким золоченым фризом, образующие своеобразное окно, за которым открывается написанный художником морской пейзаж. Такая рама запечатлена на автопортрете И.Айвазовского 1892 года (илл. 4). Другие рамы – сложного профиля, глубокие, визуально увеличивающие глубину написанного на полотне пространства, увеличивающие перспективу. Эти рамы декорированы лепным орнаментом в виде листьев аканта, гирлянды из дубовых или лавровых листьев (расположенных по гребню), некоторых других элементов. Впрочем, подобные рамы с лепным орнаментом предпочитал не только И.Айвазовский. Во второй половине XIX века это был довольно распространенный тип рам и в них часто одевали различные пейзажи, а иногда и портреты (поколенные и в рост).

На протяжении XIX столетия рамы с лепным орнаментом все больше вытесняли резные, появлялось все большее количество мастерских (особенно в Петербурге и Москве), изготавливавших такие рамы. Мастерские создавали рамы различного профиля, с разнообразным орнаментом, идущим по всему периметру или концентрировавшимся в углах и по серединам листелей. Они выполняли стилизации под рококо, ампир, бидермайер, стиль Людовика XIV, делали даже черные «голландские» рамы (разумеется, вместо обработанной на станке древесины эбенового дерева использовался мастичный орнамент и черная краска), а кроме того – придумывали и собственный декор. Услугами мастерских охотно пользовались как владельцы картин, так и художники. Первым при необходимости помогали продавцы, работавшие при мастерских, вторые, как правило, ориентировались на собственный вкус. Выбор зависел от жанра, в котором выполнена картина, а также – что наиболее важно – от композиции, колорита и живописной манеры.

 

Илл.5

Илл.5

Принцип выбора рамы для картины интересно проследить на произведениях И.Репина. К примеру, для портрета графини Н.Головиной (собр. ГРМ), изображенной в нарядном платье и накидке, отороченной мехом горностая, с жемчужными украшениями, художник подобрал золоченую раму с широкими листелями, сложного профиля, с идущим по всему периметру пышным орнаментальным убранством в виде цветов, листьев, и рогов изобилия, которая подчеркивает богатство изображенной модели (илл. 5). Совсем другая рама выбрана для портрета Л.Шестаковой, сестры композитора М.Глинки (собр. ГРМ). Рама обратного профиля визуально приближает лицо Репинской модели к зрителю, словно предлагая ему лучше рассмотреть эту удивительную женщину, внесшую значительный вклад в сохранение творческого наследия ее брата. Благодаря искусному декоративному покрытию и орнаменту в виде крупных листьев аканта рама украшает портрет, подчеркивает силу Репинского мазка, усиливает звучание цвета в картине.

, , ,

Примерить раму