заказ звонка

О.Ю.Тарасов. Рама и образ. Риторика обрамления в русском искусстве. Часть 3

Старинные рамы для картин и образ. Часть 3Мы продолжаем цикл статей о значении старинных рам для всех, кто интересуется антиквариатом и реставрацией рам.

Цель настоящего исследования – показать связь как реально, так и умозрительной рамы визуального образа с картиной мира человека, представить ее как важнейший элемент художественного пространства, обладающий множеством меняющихся функций ; наконец, описать через картинную раму не только конкретное пространство того или иного произведения искусства, но и пространство культуры в целом.

Феномен картинной рамы

В этом плане картинная рама как феномен культуры позволяет ввести в исследование и зрителя, и художника, и коллекционера, и антиквара, а также многих других персонажей, которые призваны вовлечь в сферу научного анализа ранее не привлекавшие внимание объекты. Такая постановка вопроса требует прояснения исходных теоретических позиций, и прежде всего ответа на два вопроса: 1) что такое визуальный образ? – и «) что такое «риторика обрамления»? Любое изображение – это мир не реальный, а условный, мир, воссозданный по определенным правилам и законам, которые менялись на протяжении веков. В психологии восприятия Эрнста Гомбриха картина определяется как «встреча того, что художник знает, с тем, что он видит». При этом исследователь принципиально разделяет визуальные и лингвистические знаки. Так, имя Наполеона (знак лингвистический) ничего не говорит об индивидуальных чертах лица императора; о них мы узнаем, глядя на его портрет (знак визуальный). Такое восприятие картины заложено в природе человека. Но визуальный образ может рассматриваться и как «текст», то есть восприятие и понимание картины являются предметом договора  (конвенции) между художником и зрителем. В отечественной науке основы этого подхода были заложены в трудах по визуальной семиотике московско-тартуской школы, и в частности в работах Б.А. Успенского Ю.М. Лотмана, а в зарубежной М. Шапиро, Н. Гудмана и развиты в наше время М. Беллом и Н. Брайсоном. Данный подход не акцентирует внимание на различении визуального и лингвистического знаков: картина и икона создается и воспринимается как литературный текст и обладает той же риторической основой, что и письменные источники. Это представляется возможным, если учесть, что со времен Античности вплоть до XVIII века сам объект европейского изобразительного искусства определялся письменным текстом.  Художник и скульптор создавали преимущественно такие образы, которые непосредственно ассоциировались с религиозным, историческим  и поэтическим словом. Проблема рамы в нашей постановке вопроса на вторую точку зрения, хотя и предоставляет возможность относительного примирения методологичских подходов. Это «примирение» не означает методологической беспринципности. Современное состояние знания диктует, скорее, понимание «другого» осмысление культуры как целого, а значит, и плюрализм методов ее анализа. Если исходить из этой посылки, на первый план часто выступает сам выбор объекта исследования, которому подчиняется метод.

Исследования старинных рам для картин

Методологические и историографические предпосылки нашей задачи – в духовной и интеллектуальной атмосфере все дальше уходящего XX века. Исследования картинной рамы в европейской науке появляется тогда, когда в художественной практике наблюдается особая игра, начиная с оптытов  импрессионистов вплоть до ее «исчезновения» в авангарде. В этой концентрации внимания на раме особенность научного и художественного мышления эпохи XX века – эпохи анализа, разложения объекта на структуры с целью его познания, его наблюдения с разных точек зрения. Так, XX век начинал с «антикварного» накопления материала оп истории картинной рамы, а закончил тем, что раме как маргинальной фигуре и контексту отвел в постмодерне главное место. Рама и все, что с ней связывается (идея подвижного знака и фреймирование смысла), уже не на периферии научной мысли, а в ее центре. Между этими крайними полюсами находится сложное историческое, философское и культурологическое осмысление темы старинной рамы. Действительно, все начиналось довольно «прозаично». В 1897 году крупный венецианский антиквар и предприниматель М. Геггенхейм, занимавшийся продажей и изготовлением мебели в исторических стилях, опубликовал более сотни антикварных рам эпохи итальянского Возрождения. Эта революционная для своего времени работы открыла науке раму как произведение искусства и обратила внимание исследователей на ее значение в восприятии картины. Тем самым Гуггенхейм заложил целое направление в истории искусства, которое стало рассматривать картинную раму как самостоятельный эстетический объект, то есть в отрыве от самой картины. К этому направлению относятся исследования по истории происхождения и искусства картинной рамы в западноевропейской культуре Я. Фальке, В. Фон Бодэ, Е. Бока, С. Роше, В. Айшира, Дж. Мораццони, Г. Хейденрика и некоторые другие.

, , , ,

Примерить раму